Здравствуйте батюшка помолитесь пожалуйста за рабу божию Екатерину чтоб жива была в октябре она уехала в Киев с ней нет связи ее подруга Ирина очень переживает плачет спасибо вам.Господи, спаси и сохрани рабу Божию Екатерину!Конечно мы помолимся. Вы почитайте акафист Николаю Угоднику, все-таки это великий святой и чудотворец. Храни Вас всех...
Другие вопросы
Задайте свой вопрос

Священномученик Вениамин Фаминцев, пресвитер

 

Свя­щен­но­му­че­ник Ве­ни­а­мин ро­дил­ся 19 ян­ва­ря 1873 го­да в го­ро­де Ко­ломне Мос­ков­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка Иоан­на Фа­мин­це­ва и его су­пру­ги Ма­рии. Об­ра­зо­ва­ние Ве­ни­а­мин по­лу­чил в Мос­ков­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии, ко­то­рую окон­чил в 1893 го­ду. В 1894 го­ду он по­сту­пил пса­лом­щи­ком в храм в го­ро­де Клин Мос­ков­ской гу­бер­нии.
В 1901 го­ду Ве­ни­а­мин Ива­но­вич был ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на ко хра­му в се­ле Кар­по­во Бо­го­род­ско­го уез­да, а в 1906 го­ду — во свя­щен­ни­ка к Тро­иц­ко­му хра­му в се­ле Тро­иц­ком Брон­ниц­ко­го уез­да Мос­ков­ской гу­бер­нии. С 1912 по 1917 год он слу­жил в Пре­об­ра­жен­ском хра­ме в се­ле Га­ри Дмит­ров­ско­го уез­да, а в 1918 го­ду был пе­ре­ве­ден в Кре­сто­воз­дви­жен­ский храм в го­ро­де Ко­ломне. С 1919 го­да он стал слу­жить в хра­ме Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы в се­ле Ме­ще­ри­но Ко­ло­мен­ско­го уез­да. В 1925 го­ду отец Ве­ни­а­мин был воз­ве­ден в сан про­то­и­е­рея, в 1931 го­ду на­граж­ден кре­стом с укра­ше­ни­я­ми. В се­мье у него бы­ло двое де­тей, сын и дочь. Сын Се­ра­фим, бу­дучи боль­ным от рож­де­ния, скон­чал­ся в 1934 го­ду в воз­расте два­дца­ти пя­ти лет, дочь жи­ла от­дель­но, су­пру­га от­ца Ве­ни­а­ми­на дав­но умер­ла, и он жил один, все свое вре­мя и все­го се­бя по­свя­щая слу­же­нию Гос­по­ду.
В 1936 го­ду Ме­ще­рин­ский сель­со­вет за­пре­тил свя­щен­ни­ку хо­дить с мо­леб­на­ми по до­мам при­хо­жан. До это­го, чтобы хо­дить с мо­леб­на­ми, нуж­но бы­ло по­лу­чить справ­ку из ме­ще­рин­ской ам­бу­ла­то­рии, что в се­ле нет эпи­де­ми­че­ских за­боле­ва­ний; с 1936 го­да ра­бот­ни­ки ам­бу­ла­то­рии от­ка­за­лись да­вать цер­ков­но­му со­ве­ту та­кие справ­ки, а без справ­ки сель­со­вет не да­вал раз­ре­ше­ния на мо­леб­ны в до­мах. При­ход­ской со­вет все же об­ра­тил­ся в сель­со­вет с прось­бой: ес­ли нель­зя хо­дить с ико­на­ми и кре­ста­ми, к ко­то­рым при­хо­жане при­кла­ды­ва­ют­ся, то раз­ре­ши­те хо­дить хо­тя бы с круж­кой, к ко­то­рой ни­кто не при­кла­ды­ва­ет­ся и в ко­то­рую при­хо­жане мо­гут доб­ро­хот­но опус­кать день­ги на со­дер­жа­ние хра­ма, по­сле то­го как свя­щен­ник по­здра­вит их с празд­ни­ком. Но и это­го сель­со­вет не раз­ре­шил, мо­ти­ви­руя тем, что в се­ле эпи­де­мия скар­ла­ти­ны, хо­тя всем бы­ло из­вест­но, что это все­го лишь несколь­ко жи­те­лей бо­ле­ли ан­ги­ной.
7 мар­та 1936 го­да при­ход­ской со­вет хра­ма на­пра­вил за­яв­ле­ние во ВЦИК, в ко­то­ром при­хо­жане хра­ма пи­са­ли: «При­ход­ской со­вет по­ста­но­вил об­ра­тить­ся за раз­ре­ше­ни­ем это­го во­про­са вви­ду пред­сто­я­щей Пас­хи в по­сто­ян­ную Цен­траль­ную ко­мис­сию при ВЦИКе. Ес­ли нель­зя хо­дить с ико­на­ми и кре­стом, к ко­то­рым при­кла­ды­ва­ют­ся, то нель­зя ли хо­дить безо все­го, по­здрав­ляя с празд­ни­ком и со­би­рая свя­щен­ни­ку на про­жи­тие и на упла­ту на­ло­гов, а ста­ро­сте на под­дер­жа­ние церк­ви и так­же на упла­ту на­ло­гов...
Внут­ри­цер­ков­ные до­хо­ды слиш­ком ма­лы, по­то­му что на­род, за­ня­тый в кол­хо­зах, не все­гда име­ет вре­мя хо­дить в цер­ковь, — сле­до­ва­тель­но, оста­ет­ся глав­ным до­хо­дом тре­бо­ис­прав­ле­ние (кре­сти­ны, по­хо­ро­ны), ко­то­рых так­же немно­го, и хож­де­ние в празд­ни­ки по при­хо­ду.
При­ход­ской со­вет про­сит Культ­ко­мис­сию дать то или иное разъ­яс­не­ние по это­му во­про­су»[1]. От­ве­та на это пись­мо при­хо­жане не по­лу­чи­ли.
Ле­том 1937 го­да рез­ко уси­ли­лись го­не­ния на Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь. 26 но­яб­ря 1937 го­да в рай­он­ной га­зе­те «Впе­ред» по­яви­лась ста­тья под на­зва­ни­ем «Со­ве­ща­ние сель­ко­ров и ре­дак­то­ров стен­га­зет», в ко­то­рой в ка­че­стве при­ме­ра «под­рыв­ной» де­я­тель­но­сти «цер­ков­ни­ков» со­об­ща­лось о свя­щен­ни­ке Ве­ни­а­мине Фа­мин­це­ве: «Ме­ще­рин­ский поп все­ми спо­со­ба­ми пы­та­ет­ся “по­дру­жить­ся” с кол­хоз­ни­ка­ми и “при­бли­зить­ся” к ним. Он не прочь по­чи­тать га­зе­ту кол­хоз­ни­кам, “по­бе­се­до­вать” с ни­ми о вы­бо­рах, на­пи­сать ка­кое-ни­будь за­яв­ле­ние и т. д. В каж­дом та­ком слу­чае лю­бой факт, лю­бую га­зет­ную за­мет­ку он пы­та­ет­ся ис­тол­ко­вать в вы­год­ном для се­бя све­те, кле­ве­ща на со­вет­скую власть, ве­дя контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию»[2].
Про­чи­тав эту ложь, отец Ве­ни­а­мин от­пра­вил­ся к на­чаль­ни­ку мест­ной ме­ще­рин­ской по­чты узнать, кто ав­тор этой ста­тьи, чтобы лич­но объ­яс­нить­ся с ним и спро­сить, на ос­но­ва­нии ка­ких фак­тов бы­ла на­пи­са­на ста­тья. Но на­чаль­ник по­чты от­ве­чать на этот во­прос от­ка­зал­ся, ска­зав, что, мол, это сек­рет. Отец Ве­ни­а­мин, услы­шав та­кой от­вет, толь­ко ру­кой мах­нул, ска­зав в серд­цах, что «со­вет­ской вла­сти боль­ше пи­сать не о чем, как толь­ко со­би­рать эти кля­у­зы», — и вы­шел.
В на­ча­ле 1938 го­да со­труд­ни­ки НКВД по­тре­бо­ва­ли от сек­ре­та­ря Ме­ще­рин­ско­го сель­со­ве­та, чтобы тот со­ста­вил со­от­вет­ству­ю­щую це­лям НКВД ха­рак­те­ри­сти­ку на свя­щен­ни­ка. Сек­ре­тарь на­пи­сал, что отец Ве­ни­а­мин за­ни­мал­ся экс­плу­а­та­ци­ей ре­бя­ти­шек, за­ста­вив их од­на­жды ко­лоть дро­ва, про­во­дил неза­кон­но та­ин­ство кре­ще­ния, не спро­сив на это раз­ре­ше­ния сель­со­ве­та, хо­дил по неко­то­рым до­мам, где лю­ди на­стро­е­ны ан­ти­го­судар­ствен­но, что «от­ра­жа­ет­ся на ра­бо­те и на­стро­е­нии кол­хоз­ни­ков»[3].
Ста­ли до­пра­ши­вать сви­де­те­лей: один из них, де­вят­на­дца­ти­лет­ний учи­тель ме­ще­рин­ской шко­лы, по­ка­зал, что свя­щен­ник в на­ча­ле ян­ва­ря 1938 го­да саги­ти­ро­вал од­но­го из учи­те­лей шко­лы — тот стал чи­тать Еван­ге­лие и хо­дить в храм, за что был из шко­лы уво­лен и уехал из се­ла неиз­вест­но ку­да, по по­во­ду че­го свя­щен­ник, как утвер­ждал сви­де­тель, ска­зал: «Вот ви­ди­те, боль­ше­ви­ки спо­хва­ти­лись, ста­ли пе­ре­хо­дить в пра­во­слав­ную ве­ру, об­ра­зо­ван­ный учи­тель пе­ре­шел в пра­во­слав­ную ве­ру, а го­во­рят все — Бо­га нет; ско­ро все ком­му­ни­сты кре­стить­ся бу­дут»[4].
27 фев­ра­ля 1938 го­да отец Ве­ни­а­мин был аре­сто­ван, за­клю­чен в тюрь­му в го­ро­де Ка­ши­ре и 2 мар­та до­про­шен.
— След­ствие рас­по­ла­га­ет ма­те­ри­а­ла­ми, что вы на по­хо­ро­нах... вос­хва­ля­ли Мус­со­ли­ни и по­ли­ти­ку фа­шиз­ма. Вы под­твер­жда­е­те это?
— Та­ко­го раз­го­во­ра я не при­пом­ню. Воз­мож­но и был ка­кой раз­го­вор о меж­ду­на­род­ном по­ло­же­нии, но вос­хва­лять фа­ши­стов я не мог.
— Как вы смот­ри­те на за­мет­ку про вас, на­пе­ча­тан­ную в га­зе­те «Впе­ред» 26 но­яб­ря 1937 го­да?
— Это чи­стая кле­ве­та, нет прав­ди­во­го ни од­но­го сло­ва.
— След­стви­ем уста­нов­ле­но, что вы при по­лу­че­нии дан­ной га­зе­ты в по­ме­ще­нии по­чты кле­ве­та­ли на со­вет­скую пе­чать. При­зна­е­те это?
— Дей­стви­тель­но, я в этот мо­мент был на по­чте, го­во­рил, что на­пе­ча­та­на чи­стая ложь, и про­сил на­звать мне фа­ми­лию сель­ко­ра, на что мне от­ве­ти­ли, что это сек­рет, — с этим я и ушел.
— Как и при ка­ких об­сто­я­тель­ствах вы аги­ти­ро­ва­ли пе­да­го­га Че­ка­ли­на, ко­то­рый стал по­се­щать цер­ковь?
— Ле­том 1937 го­да я си­дел на бе­ре­гу ре­ки. Ко мне по­до­шел Иван Ти­хо­но­вич Че­ка­лин и спро­сил ме­ня, есть ли Бог? Я от­ве­тил, что да. И по­сле это­го мы с ним го­во­ри­ли ча­са два о жиз­ни Хри­ста. Он по­про­сил у ме­ня Еван­ге­лие. Я дал ему, по­сле это­го он стал по­се­щать цер­ковь.
— При­зна­е­те ли вы се­бя ви­нов­ным в предъ­яв­лен­ном вам об­ви­не­нии?
— В предъ­яв­лен­ном мне об­ви­не­нии я ви­нов­ным се­бя не при­знаю.
На этом до­про­сы бы­ли за­кон­че­ны, и 6 мар­та 1938 го­да след­ствие бы­ло за­вер­ше­но. 9 мар­та трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла от­ца Ве­ни­а­ми­на к рас­стре­лу. Про­то­и­е­рей Ве­ни­а­мин Фа­мин­цев был рас­стре­лян 14 мар­та 1938 го­да на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой и по­гре­бен в об­щей без­вест­ной мо­ги­ле.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Март».
Тверь. 2006. С. 12-16


При­ме­ча­ния

[1] ГАРФ. Ф. 5263, д. 1157, л. 166-167.

[2] Там же. Ф. 10035, д. 23160, л. 8.

[3] Там же. Л. 7.

[4] Там же. Л. 27.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

 


 

 

материалы взяты с сайта Азбука веры

Прмц. Ольги (1937). Cщмчч. Василия, Петра, Иоанна, Вениамина, Михаила пресвитеров, прмч. Антония, прмцц. Анны, Дарии, Евдокии, Александры, Матроны, мч. Василия, мц. Надежды (1938). Cщмч. Александра пресвитера (1942). Сщмч. Василия пресвитера (1943): Священномученик Василий Никитский, пресвитер, Священномученик Петр Любимов, пресвитер, Священномученик Иоанн Стрельцов, пресвитер, Священномученик Михаил Букринский, пресвитер, Преподобномученик Антоний (Корж), иеродиакон, Преподобномученица Анна Макандина, послушница, Преподобномученица Дария Зайцева, послушница, Преподобномученица Александра Дьячкова, послушница, Преподобномученица Матрона Макандина, Мученица Надежда Аббакумова, Священномученик Александр Ильенков, пресвитер, Священномученик Василий Константинов-Гришин, пресвитер