Как подготовиться к Причастию?Таинство Причащения, или по гречески -ЕВХАРИСТИЯ ( в переводе - благодарение), занимает главное, центральное место в церковном богослужебном круге и в жизни Церкви. ...
Другие вопросы
Задайте свой вопрос

Священномученик Петр Пушкинский, пресвитер

 

Свя­щен­но­му­че­ник Петр ро­дил­ся 23 де­каб­ря 1891 го­да в се­ле Бар­ко­во Дмит­ров­ско­го уез­да Мос­ков­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка Ва­си­лия Пуш­кин­ско­го.
По­сле Пе­ре­р­вин­ско­го Ду­хов­но­го учи­ли­ща он по­сту­пил в Мос­ков­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию, ко­то­рую окон­чил по пер­во­му раз­ря­ду в 1913 го­ду. По по­ста­нов­ле­нию пе­да­го­ги­че­ско­го со­бра­ния прав­ле­ния се­ми­на­рии Пет­ру Ва­си­лье­ви­чу бы­ла при­суж­де­на осо­бая на­гра­да за от­лич­ное со­став­ле­ние и про­из­не­се­ние про­по­ве­дей. В те­че­ние го­да Петр Ва­си­лье­вич пре­по­да­вал За­кон Бо­жий в Оре­хо­во-Зу­ев­ском на­род­ном учи­ли­ще.
В 1914 го­ду он же­нил­ся на Зи­на­и­де, до­че­ри про­то­и­е­рея Ва­си­лия Смир­но­ва, на­сто­я­те­ля церк­ви Усек­но­ве­ния гла­вы Иоан­на Пред­те­чи в се­ле Дья­ков­ском. Вско­ре Петр Ва­си­лье­вич был ру­ко­по­ло­жен в сан свя­щен­ни­ка и на­зна­чен на­сто­я­те­лем церк­ви Илии Про­ро­ка в го­ро­де Ве­рее и за­ко­но­учи­те­лем Ве­рей­ской жен­ской про­гим­на­зии. С 1915 го­да отец Петр со­сто­ял лек­то­ром и сек­ре­та­рем Ве­рей­ских на­род­ных ка­те­хи­за­тор­ских кур­сов.
Ко­гда на­ча­лась Пер­вая ми­ро­вая вой­на, в го­ро­де Ве­рее был устро­ен ла­за­рет име­ни «Все­рос­сий­ско­го со­ю­за», где отец Петр без­воз­мезд­но ис­пол­нял обя­зан­но­сти свя­щен­ни­ка.
По­сле ре­во­лю­ции из-за раз­ру­хи в стране, из-за ску­чен­но­сти боль­ных в гос­пи­та­ле на­ча­лась эпи­де­мия чер­ной оспы и ти­фа. Отец Петр хо­дил в ла­за­рет при­ча­щать боль­ных и от­пе­вать умер­ших. Обыч­но он от­пе­вал один, так как в по­ме­ще­ния, где ле­жа­ли ин­фек­ци­он­ные боль­ные, ни­ко­го не пус­ка­ли. И хо­тя ему са­мо­му при­шлось пе­ре­бо­леть ти­фом, он не пе­ре­ста­вал хо­дить к страж­ду­щим.
В 1918 го­ду отец Петр был аре­сто­ван ка­ра­тель­ным от­ря­дом ла­ты­шей, на­прав­лен­ным боль­ше­ви­ка­ми в Ве­рей­ский уезд для по­дав­ле­ния кре­стьян­ско­го вос­ста­ния. Его аре­сто­ва­ли пря­мо на ули­це в то вре­мя, ко­гда он со­про­вож­дал по­кой­ни­ка на клад­би­ще, и про­ве­ли в го­род­скую упра­ву, а за­тем в тюрь­му. При­чем и сам арест, и кон­во­и­ро­ва­ние в тюрь­му со­вер­ша­лись та­ким об­ра­зом, чтобы как мож­но боль­ше устра­шить уз­ни­ка. В тюрь­ме от­ца Пет­ра по­ме­сти­ли в ка­ме­ру, где в ка­че­стве за­лож­ни­ков бы­ли со­бра­ны свя­щен­ни­ки, куп­цы и бо­га­тые го­ро­жане. Все они вы­шли на во­лю, упла­тив за се­бя вы­куп, а отец Петр был осво­бож­ден бес­плат­но, как аре­сто­ван­ный на ули­це слу­чай­но.
Во вре­мя Граж­дан­ской вой­ны от­ца Пет­ра при­зва­ли в го­род­ское опол­че­ние. Как че­ло­ве­ка гра­мот­но­го, его на­зна­чи­ли ра­бо­тать сек­ре­та­рем. Од­на­жды на­чаль­ник по­про­сил его за­дер­жать­ся ве­че­ром на служ­бе, а этот день был пред­празд­нич­ным, и долж­на бы­ла быть все­нощ­ная. Отец Петр ска­зал, что он не мо­жет остать­ся, так как дол­жен слу­жить в хра­ме. Его от­пу­сти­ли, но на­ут­ро он по­лу­чил из­ве­ще­ние о вы­сыл­ке в Сер­пу­хов. Здесь его опре­де­ли­ли на гар­ни­зон­ную ко­нюш­ню – чи­стить по­ме­ще­ние и ло­ша­дей. Из ко­нюш­ни его пе­ре­ве­ли в про­до­воль­ствен­ный от­дел ты­ла, но лег­че ему здесь не ста­ло.
Од­на­жды к нему явил­ся крас­ный ко­ман­дир и по­тре­бо­вал вы­пи­сать су­хой па­ек, меж­ду тем как до­ку­мен­та, да­ю­ще­го пра­во на его по­лу­че­ние, он не имел. Отец Петр на­пра­вил его к на­чаль­ни­ку про­до­воль­ствен­но­го от­де­ла. Ве­че­ром, воз­вра­ща­ясь до­мой, он уви­дел на про­ти­во­по­лож­ной сто­роне ули­цы это­го ко­ман­ди­ра, ко­то­рый под­зы­вал его по­дой­ти и сам уже на­пра­вил­ся на­встре­чу свя­щен­ни­ку. По­няв, что не с доб­рой це­лью хо­чет ви­деть его во­ору­жен­ный во­ен­ный, отец Петр быст­ро раз­вер­нул­ся и ушел до­мой.
В сле­ду­ю­щий раз свя­щен­ник при­ча­щал боль­но­го в боль­ни­це и, ко­гда вы­шел из боль­нич­но­го ба­ра­ка, столк­нул­ся с тем же крас­ным ко­ман­ди­ром; тот несколь­ко раз вы­стре­лил в него, но про­мах­нул­ся.
По окон­ча­нии Граж­дан­ской вой­ны отец Петр вер­нул­ся слу­жить в Ильин­скую цер­ковь. Был воз­ве­ден в сан про­то­и­е­рея.
В 1920 го­ду епи­ско­пом Ве­рей­ским был на­зна­чен Ил­ла­ри­он (Тро­иц­кий). Несмот­ря на мно­го­чис­лен­ные по­ру­че­ния, ко­то­рые ему при­хо­ди­лось ис­пол­нять как по­мощ­ни­ку Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на, вла­ды­ка ча­сто слу­жил в хра­мах и мо­на­сты­рях Ве­рей­ско­го уез­да. В это вре­мя бы­ли не ред­ко­стью дис­пу­ты меж­ду ду­хо­вен­ством и без­бож­ни­ка­ми. Участ­ни­ка­ми од­но­го из та­ких дис­пу­тов ста­ли епи­скоп Ила­ри­он и свя­щен­ник Петр Пуш­кин­ский. К кон­цу дис­пу­та для всех ста­ло оче­вид­но, что без­бож­ни­ки тер­пят по­ра­же­ние, и то­гда при­сут­ство­вав­шие на нем ком­со­моль­цы пред­ло­жи­ли по­ста­вить на го­ло­со­ва­ние во­прос об аре­сте епи­ско­па и свя­щен­ни­ка. По­ка об­суж­да­ли и го­ло­со­ва­ли, отец Петр чер­ным хо­дом вы­вел епи­ско­па Ила­ри­о­на из клу­ба и при­вел к се­бе в дом. Вла­ды­ка по­ужи­нал, пе­ре­но­че­вал у свя­щен­ни­ка, а на­ут­ро уехал.
В тя­же­лое и го­лод­ное вре­мя по ини­ци­а­ти­ве от­ца Пет­ра для при­хо­жан Ильин­ской церк­ви был вы­де­лен по­кос. Свя­щен­ник Петр Пуш­кин­ский, врач Дмит­рий Вол­ков и еще несколь­ко че­ло­век ор­га­ни­зо­ва­ли сель­ско­хо­зяй­ствен­ную ко­опе­ра­цию; в те­че­ние ря­да лет они се­я­ли рожь, вы­ра­щи­ва­ли ово­щи и так пе­ре­жи­ли это труд­ное вре­мя.
В два­дца­тых го­дах в го­ро­де вспых­ну­ла эпи­де­мия скар­ла­ти­ны. Отец Петр и за­ве­ду­ю­щий боль­ни­цей Дмит­рий Вол­ков ор­га­ни­зо­ва­ли борь­бу с ней. Свя­щен­ник со­ста­вил под­пис­ные ли­сты, с ко­то­ры­ми хо­дил по до­мам и со­би­рал день­ги на ле­кар­ства, а у ко­го де­нег не бы­ло, за то­го пла­ти­ла цер­ковь, ко­то­рой по­мо­гал то­гда ста­ро­ста хра­ма Ми­ха­ил Фе­до­ро­вич Ми­тю­гин, че­ло­век со­сто­я­тель­ный и доб­рый. До ре­во­лю­ции он был куп­цом и имел тор­го­вые ря­ды в Ве­рее, по­сле ре­во­лю­ции он неко­то­рое вре­мя еще со­хра­нял ма­те­ри­аль­ный до­ста­ток. Со­брав день­ги, отец Петр по­ехал в Моск­ву за вак­ци­ной, за­тем вра­чи сде­ла­ли при­вив­ки, и вско­ре эпи­де­мия в го­ро­де пре­кра­ти­лась.
Отец Петр мно­го вни­ма­ния уде­лял вос­пи­та­нию в при­хо­жа­нах бла­го­го­вей­но­го от­но­ше­ния к хра­му и бо­го­слу­же­нию. Цер­ков­ные служ­бы в Ильин­ском хра­ме про­во­ди­лись в суб­бо­ту, вос­кре­се­нье и в празд­ни­ки. Свя­щен­ник слу­жил ни­че­го не со­кра­щая, да­же ес­ли бы­ло ма­ло на­ро­да.
Несмот­ря на го­не­ния и тер­рор по от­но­ше­нию к Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, отец Петр со­здал боль­шой цер­ков­ный хор, в ко­то­ром участ­во­ва­ло око­ло со­ро­ка че­ло­век, ру­ко­во­дил им врач Дмит­рий Вол­ков. Сре­ди пев­чих бы­ли лю­ди са­мых раз­ных про­фес­сий – учи­те­ля, вра­чи, слу­жа­щие учре­жде­ний, го­род­ские ре­мес­лен­ни­ки. Спев­ки устра­и­ва­лись на квар­ти­ре свя­щен­ни­ка. И хо­тя хо­ри­стов то­гда еще пря­мо не пре­сле­до­ва­ли, но каж­дая спев­ка при­вле­ка­ла при­сталь­ное вни­ма­ние ми­ли­ции, ко­то­рая вы­сы­ла­ла на­ряд сво­их со­труд­ни­ков, и они рас­по­ла­га­лись во­круг свя­щен­ни­че­ско­го до­ма, ве­дя за ним на­блю­де­ние и пе­ре­пи­сы­вая всех при­хо­дя­щих для при­ме­не­ния к ним впо­след­ствии ре­прес­сив­ных мер.
В 1922 го­ду во вре­мя кам­па­нии по изъ­я­тию цер­ков­ных цен­но­стей к Ильин­ско­му хра­му подъ­е­ха­ла под­во­да с ко­мис­са­ром и сол­да­та­ми. Ве­ру­ю­щие за­вол­но­ва­лись и го­то­вы бы­ли ока­зать физи­че­ское со­про­тив­ле­ние, ко­то­рое мог­ло окон­чить­ся кро­во­про­ли­ти­ем. Отец Петр, зная, что слу­чаи кро­во­про­ли­тия уже бы­ли в неко­то­рых ме­стах, вы­шел на па­перть и об­ра­тил­ся к при­хо­жа­нам с прось­бой успо­ко­ить­ся и не пре­пят­ство­вать ра­бо­те при­е­хав­ших пред­ста­ви­те­лей вла­сти, так как они ис­пол­ня­ют рас­по­ря­же­ние пра­ви­тель­ства и со­про­тив­ле­ние бес­по­лез­но.
В два­дца­тые го­ды на­род был до­ве­ден до край­не­го об­ни­ща­ния, и свя­щен­ни­ку ра­ди ма­те­ри­аль­ной под­держ­ки се­мьи при­хо­ди­лось под­ра­ба­ты­вать ре­меслом: он шил сан­да­лии, под­ши­вал ва­лен­ки и вы­та­чи­вал на то­кар­ном стан­ке «ко­сточ­ки» для бух­гал­тер­ских счет. Но и то­гда он не уста­нав­ли­вал в хра­ме це­ны на тре­бы. На во­прос, сколь­ко сто­ит кре­ще­ние или вен­ча­ние, свя­щен­ник все­гда от­ве­чал: «Сколь­ко да­ди­те».
Несмот­ря на ма­те­ри­аль­ные труд­но­сти, свя­щен­ник ни­ко­гда не от­ка­зы­вал в по­мо­щи бед­ным, за что его су­пру­га не раз де­ла­ла ему вы­го­вор. По боль­шим празд­ни­кам он все­гда хо­дил с мо­леб­на­ми по до­мам, но до­мой ма­ло что при­но­сил. Идет из до­ма в дом, ему да­ют и день­ги, и пи­ро­ги, и раз­ные про­дук­ты – все, что у лю­дей бы­ло. А дой­дет до до­ма бед­ной вдо­вы, на по­пе­че­нии ко­то­рой оста­лось се­ме­ро де­тей, ей все и оста­вит – и день­ги, и пи­ро­ги.
Отец Петр под­дер­жи­вал близ­кие от­но­ше­ния с про­то­и­е­ре­ем Алек­си­ем Ме­че­вым, и ко­гда тот бы­вал в Ве­рее, то все­гда слу­жил в хра­ме Илии Про­ро­ка. По­сле смер­ти в 1923 го­ду от­ца Алек­сия к от­цу Пет­ру стал при­ез­жать его сын, свя­щен­ник Сер­гий Ме­чев, ко­то­рый вме­сте с чле­на­ми сво­ей об­щи­ны ча­сто от­ды­хал в Ве­рее, где они сни­ма­ли да­чи. В 1925-1927 го­дах в се­мье от­ца Пет­ра жи­ли двое де­тей-бес­при­зор­ни­ков, ко­то­рых при­слал к нему отец Сер­гий Ме­чев.
Го­не­ния на Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь при­ни­ма­ли раз­ные фор­мы. В кон­це два­дца­тых го­дов свя­щен­ник мог быть аре­сто­ван, на­при­мер, за хра­не­ние мел­кой се­реб­ря­ной или мед­ной мо­не­ты. Вла­сти, поль­зу­ясь воз­мож­но­стью про­из­ве­сти обыск, ста­ра­лись отыс­кать эти несколь­ко де­сят­ков руб­лей ме­ло­чи, чтобы за­тем аре­сто­вать. Од­на­жды по­сле боль­шо­го празд­ни­ка, ко­гда отец Петр хо­дил по до­мам с ико­ной и слу­жил мо­леб­ны, к нему до­мой при­шли со­труд­ни­ки ОГПУ с обыс­ком, но на­шли все­го лишь два­дцать во­семь руб­лей ме­ло­чью и уда­ли­лись.
Несколь­ко раз к от­цу Пет­ру в дом при­хо­ди­ли аген­ты ОГПУ и убеж­да­ли его оста­вить свя­щен­ство: «Вы мо­ло­дой, вы долж­ны уй­ти, вы долж­ны объ­явить с ам­во­на о том, что вы с те­че­ни­ем вре­ме­ни ото­шли, осо­зна­ли, что вы от­ре­ка­е­тесь от Хри­ста и Церк­ви», – го­во­ри­ли они и пред­ла­га­ли день­ги. Несколь­ко раз его вы­зы­ва­ли в Моск­ву и там так­же пред­ла­га­ли день­ги. Отец Петр от­ве­чал все­гда оди­на­ко­во: «Я ка­те­го­ри­че­ски про­тив».
Как-то его вы­зва­ли на до­прос в ОГПУ в Мо­жайск. Здесь от него с угро­за­ми по­тре­бо­ва­ли от­сту­пить­ся от Церк­ви. За­тем сле­до­ва­тель, ни­че­го не до­бив­шись от свя­щен­ни­ка, вы­шел из ка­би­не­та, но через неко­то­рое вре­мя вер­нул­ся, вы­та­щил пи­сто­лет и при­це­лил­ся, как бы го­то­вясь вы­стре­лить, но и это не при­нес­ло же­ла­е­мых ре­зуль­та­тов.
Из-за по­сто­ян­ных пре­сле­до­ва­ний, угроз и вы­зо­вов в ОГПУ род­ствен­ни­ки от­ца Пет­ра ста­ли сто­ро­нить­ся его, опа­са­ясь, как бы эти пре­сле­до­ва­ния не кос­ну­лись и их, не по­вли­я­ли на их ка­рье­ру; они ста­ли на­стой­чи­во уго­ва­ри­вать свя­щен­ни­ка пе­ре­стать слу­жить, но отец Петр не усту­пил и им.
Свя­щен­ни­ка аре­сто­ва­ли 31 июля 1937 го­да, об­ви­ни­ли в контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти и за­клю­чи­ли в тюрь­му в го­ро­де Мо­жай­ске.
Лже­сви­де­те­лем по де­лу от­ца Пет­ра вы­сту­пил бла­го­чин­ный – свя­щен­ник Вик­тор Озе­ров, ко­то­рый ска­зал, что свя­щен­ник Петр Пуш­кин­ский от­но­сит­ся к со­вет­ской вла­сти враж­деб­но; о ста­лин­ской кон­сти­ту­ции буд­то бы го­во­рил: «Что нам ждать от этой кон­сти­ту­ции, ни на ка­кие вы­бо­ры я не пой­ду, это для сме­ха-то ид­ти? Все вос­хи­ща­ют­ся кон­сти­ту­ци­ей, а что в ней но­во­го, лю­ди ма­ло со­зна­ют, вос­тор­га­ют­ся имен­но Ста­ли­ным, все га­зе­ты на­пол­не­ны этим, и по­лу­ча­ет­ся де­лан­ное вос­хва­ле­ние од­ной лич­но­сти». Лже­сви­де­тель по­ка­зал, что Пуш­кин­ский имел тес­ную связь со свя­щен­ни­ка­ми го­ро­да Моск­вы от­цом и сы­ном Ме­че­вы­ми, из­вест­ны­ми мо­нар­хи­ста­ми, ко­то­рые под ви­дом бла­го­тво­ри­тель­но­сти со­би­ра­ли де­неж­ные сум­мы и по­мо­га­ли ре­прес­си­ро­ван­ным свя­щен­ни­кам. Квар­ти­ра Пуш­кин­ско­го яв­ля­лась при­ста­ни­щем для контр­ре­во­лю­ци­он­но на­стро­ен­но­го ду­хо­вен­ства.
Свя­щен­ник Вик­тор Озе­ров, как и боль­шин­ство лже­сви­де­те­лей, не был аре­сто­ван; он скон­чал­ся вме­сте с же­ной от го­ло­да в 1942 го­ду – во вре­мя ок­ку­па­ции го­ро­да Ве­реи нем­ца­ми. Ока­зав­шись в бе­де во вре­мя ок­ку­па­ции, мно­гие ста­ра­лись друг дру­гу по­мочь; од­на­ко, зная, ка­кую роль этот свя­щен­ник сыг­рал в ги­бе­ли дру­гих, ему не по­мог ни­кто.
Ос­но­вы­ва­ясь на по­ка­за­ни­ях лже­сви­де­те­ля, от­ца Пет­ра спра­ши­ва­ли на до­про­сах о том, знал ли он свя­щен­ни­ка Алек­сия Ме­че­ва и зна­ком ли с его сы­ном, Сер­ги­ем Ме­че­вым, ко­то­рый был аре­сто­ван за контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность, а так­же о том, по­мо­гал ли он на­хо­див­шим­ся в за­клю­че­нии свя­щен­но­слу­жи­те­лям. Отец Петр от­ве­тил, что Ме­че­вых он знал, а так­же по­мо­гал жене свя­щен­ни­ка, на­хо­див­ше­го­ся в за­клю­че­нии, ко­то­рый яв­лял­ся его род­ствен­ни­ком. Об­ви­не­ние в контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти отец Петр ка­те­го­ри­че­ски от­верг.
9 ок­тяб­ря 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла от­ца Пет­ра к рас­стре­лу. Про­то­и­е­рей Петр Пуш­кин­ский был рас­стре­лян 13 ок­тяб­ря 1937 го­да и по­гре­бен в без­вест­ной об­щей мо­ги­ле на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой.


Со­ста­ви­тель игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка Мос­ков­ской епар­хии. Сен­тябрь-Ок­тябрь». Тверь, 2003 год, стр. 86-93.

Биб­лио­гра­фия

ГАРФ. Ф. 10035, д. 20692.
ЦИАМ. Ф. 2090, оп. 1, д. 1.
Пуш­кин­ский Сер­гей Пет­ро­вич. Вос­по­ми­на­ния. Ру­ко­пись.
Да­мас­кин (Ор­лов­ский), игу­мен. Му­че­ни­ки, ис­по­вед­ни­ки и по­движ­ни­ки бла­го­че­стия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви XX сто­ле­тия. Кн. 6. Тверь, 2002.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

 


 

 

материал взят с сайта Азбука веры

Сщмч. Прокопия пресвитера (1918). Сщмчч. Петра, Вячеслава, Петра, Симеона, Василия, Александра пресвитеров, Серафима диакона, прмц. Александры, мчч. Алексия и Матфея, мц. Аполлинарии (1937): Священномученик Петр Соловьев, пресвитер, Священномученик Вячеслав Занков, пресвитер, Священномученик Симеон Лилеев, пресвитер, Священномученик Василий Гурьев, пресвитер, Священномученик Александр Орлов, пресвитер, Священномученик Серафим Василенко, протодиакон, Преподобномученица Александра (Червякова), схимонахиня, Мученик Алексий Серебренников, Мученик Матфей Соловьев, Мученица Аполлинария Тупицына